Побеждает ли Россия ВИЧ: что не так с позитивными отчётами чиновников

В выступлении на Международной конференции по ВИЧ/СПИДу в Восточной Европе и Центральной Азии глава Роспотребнадзора Анна Попова сообщила информацию, которая должна была подтвердить безоговорочное лидерство России в противодействии ВИЧ-инфекции в регионе. В частности, ей было доложено об обследовании на ВИЧ каждого четвертого гражданина страны, а всего — более 34 млн. человек. 

А еще, "…помимо заметного прогресса в области диагностики и охвата лечением в России также удалось снизить число новых случаев ВИЧ. Как заметила главный санитарный врач, темпы прироста в минувшем году составили всего 2% в то время как ранее нередко превышал 10% в год». 

Замминистра здравоохранения Сергей Краевой сообщил, что число пациентов, которым впервые установили диагноз, «сохранилось на уровне 2016 года и составило порядка 86 тыс.»

Этот оптимизм не разделяет исполнительный директор UNAIDS Мишель Сидибе. По данным этой авторитетной организации, регион ВЕЦА является единственным регионом в мире, где растет количество новых случаев ВИЧ-инфекции и растет смертность. При этом движущей силой эпидемии в ВЕЦА являются две страны — Украина и Россия. Число ежегодно регистрирующихся случаев ВИЧ возросло с 62581 в 2010 году до более 103 тыс. в 2016 году. То есть увеличилось на 75%.

Да и по данным Федерального Центра СПИД все тоже не так радужно: с 2005 года регистрируется ежегодный рост количества новых выявленных случаев инфицирования ВИЧ. За последние 10 лет было выявлено 63,8% (779 тыс.) всех случаев ВИЧ-инфекции среди россиян. За 2017 г. территориальными центрами по профилактике и борьбе со СПИД было сообщено о 104 402 новых случаях ВИЧ-инфекции (по предварительным данным), исключая выявленных анонимно и иностранных граждан, что на 2,2% больше, чем за аналогичный период 2016 г.

Так что все-таки в стране происходит? Заболеваемость (или число новых случаев ВИЧ) снижается, остаётся стабильной или растёт?

Такая несогласованность в оценках со стороны руководителей федерального уровня объясняется тем, что им не удается определиться в понятиях. И еще они считают по-разному.

Так, нужно понимать: если растет число новых случаев заболеваний ВИЧ-инфекцией, то растет и заболеваемость (число новых случаев в расчете на 100 тыс. населения).

Еще нужно понимать, что «снижение темпов прироста» — это не одно и то же, что снижение числа новых случаев заболеваний. Допустим, в городе N в 2015 г. было зарегистрировано 100 случаев ВИЧ-инфекции, в 2016 г. — 110, а в 2017 г. — 113. При этом очевидно: число новых случаев растет, заболеваемость (число новых случаев на 100 тыс. населения) — тоже растет из года в год.

А вот если при этих же цифрах новых случаев ВИЧ рассчитывать их «прирост», то в 2016 г. по сравнению с 2015 г. он был 10%, а в 2017 г. по сравнению с 2016 г. «прирост» составил чуть больше 2%. Об этом и говорила А. Попова. Вроде бы, есть снижение, а на самом деле — рост продолжается.

Кроме того, следует учитывать, что заболеваемость и число новых случаев не может безудержно и постоянно расти. У эпидемии ВИЧ-инфекции в стране есть свои особенности, которые определяются преобладающим в данный отрезок времени и на данной территории путем передачи инфекции. Так, если происходит преимущественно распространение ВИЧ инъекционным путем, то мы наблюдаем «вспышку» заболевания. При этом в течение 2-4 лет наблюдается чрезвычайно высокий рост заболеваемости. Например, во втором по численности населения городе Пензенской области, на пике вспышки среди наркозависимых в 2001 году, показатель заболеваемости превысил 160 на 100 тыс. населения. Вспышка длилась 3 года, в настоящее время показатель заболеваемости составляет более 40 случаев на 100 тыс. населения (в среднем по России — 71,1). Понятно, что это привело к высокой пораженности населения ВИЧ — сейчас в городе он составляет 480,8 больных на 100 тыс. населения (в России в среднем за 2017 год — 643).

Наибольший уровень пораженности населения России наблюдается в возрастной группе 30–44 года. Среди мужчин в возрасте 35–39 лет 3,3% жили с установленным диагнозом ВИЧ-инфекции. Среди населения в возрасте 15-49 лет 1,2% были инфицированы ВИЧ. Высокая пораженность населения ВИЧ увеличивает риски инфицирования при оказании медицинской помощи, в том числе – при переливании крови, а также риски передачи ВИЧ от матери к ребенку.

И, увы, продолжающийся рост заболеваемости объясняется не увеличением количества основанных на ВИЧ, а отсутствием или прекращением работы эффективных профилактических программ. Еще один пример: в Пензе после свертывания программы профилактики среди наркозависимых показатель заболеваемости увеличился с 7 на 100 тыс. в 2010 году до 28 на 100 тыс. в 2017 г. То есть не на 60%, как в среднем по стране, а в 4 раза.

И «прорыв» в охвате лечением больных ВИЧ-инфекции пока не может расцениваться сколь-либо существенно влияющим на заболеваемость.

По мнению специалистов Федерального Центра СПИД, «охват лечением в 2017 г. в Российской Федерации составил 35,5% от числа живших с диагнозом ВИЧ-инфекция или 47,8% от числа состоявших на диспансерном наблюдении. Достигнутый в России охват лечением не выполняет роль профилактического мероприятия и не позволяет радикально снизить темпы распространения заболевания и рост летальности от ВИЧ-инфекции».

Стоит задуматься: может ли Россия претендовать на роль лидера в борьбе с ВИЧ, или стране уготована печальная участь аутсайдера? Ведь лидерство определяется не количеством бездарно потраченных средств, а достигнутым результатом!

новостисызрани сызрань сзр63
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Я рекомендую
Пока никто не рекомендует

Комментарии

Комментарии предназначены для общения, обсуждения и выяснения интересующих вопросов

Ничего не найдено.